Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

О казачках XXI в

kazachka
          По отцовской линии я Кубанская казачка, он родился в станице Воровсколесская Ставропольского края. Прадед – отец моего деда – был лихой казак, воевал, а погиб в мирное время. В схватке с бандитами был зарублен шашкой. По бабушкиной  линии мы родственники Тараса Шевченко.
       О влиянии рода на жизнь человека доподлинно известно, также как и о наследственности, из которой как из песни «слов не выкинешь». Собственно, о своей казачьей крови я особенно не задумывалась. Казачка, и что? Свои свободолюбивые сентенции относила исключительно на счет характера, для женщины уж больно независимого. Пока случайно не услышала казачью песню. Она меня зацепила, я стала читать на тему, наткнулась на статью о казачках и обнаружила собственный портрет, созданный задолго до моего рождения.
     Такие «случайности» обезоруживают. Итак вроде знала о невидимой связи времен, но осознание себя продолжением, «носителем» определенной культуры, записанной на каком-то неведомом уровне, рождает глубокое смирение перед тем, что скрыто внутри каждого человека. Все уже придумано до нас. И самое сложное – принять это как данность.  
      
          Далее просто цитаты, без комментариев. 

«Казачки отличались особенной красотой, умом и силою…»

«Если в образе казака история запечатлела такие свойства, как лихость, отвагу и вечную неустрашимость, то в образе казачки – сильный неукротимый нрав, деловитость, преданность семейному очагу».

«Смуглолицые красавицы отчаянного мужества и высокого благородства умели постоять за себя, многие из них умели обращаться с конем и оружием, при случае помогали казакам в боях»

«… были очень самостоятельными и независимыми. Среди казачек нет белоручек или инфантильных барышень».

«Века постоянных боевых тревог военно-полукочевого образа жизни, бытия в прошлом, выработали в казачке бесстрашную решительность и способность сохранять присутствие духа в моменты неожиданной опасности».

«В России, да и в других странах мира, привыкли к тому, что на берегах казачьих рек время от времени рождались гении отваги и подвига, и в этом, прежде всего, заслуга матерей-казачек – воспитательниц грозных казаков прошлого».

«Несмотря на то, что раньше девочек также с детства учили стрелять, ездить верхом, чтобы в случае нападения они могли защитить и себя и своих детей, казачки не лишены необыкновенной женственности, сердечности, теплоты, кокетства, щегольства, любви к украшениям и нарядам. Казачки всегда следили за собой, а свойственная им природная яркая внешность только была дополнением к их образу».

«Казаки  избрали себе неизменной покровительницей Вечную женственность – Пречистую Деву. Заботу о вдовах и сиротах они возвели в социальный институт раньше многих других народов».

«Казак, который при посторонних, как того требовал этикет, считал неприличным ласково и праздно говорить со своей женой, невольно чувствовал ее превосходство, оставаясь с ней с глазу на глаз».

«Постоянный труд и заботы… дали особенно самостоятельный мужественный характер и поразительно развили в ней физическую силу, здравый смысл, решительность и стойкость характера. За внешней ее застенчивостью... зачастую скрывается сильный и неукротимый нрав, сознание хранительницы семейного очага и хозяйки дома».

«Женщина в казачьем обществе пользовалась вниманием и исключительным уважением… Казак был уверен, что его вольные и невольные грехи замолят Родительницы (мать и жена)»

«В своих воспоминаниях о казачьем быте И.И. Георги писал: «У казаков мужья обходятся с женами ласковее, чем обыкновенно в России, и поэтому они веселее, живее, благоразумнее и пригожее».

«В отношении с мужчинами, женщина-казачка и, особенно, девушка пользовалась совершенной свободой»

«Чужды были казачки организации и общества, в которые вовлекали и приобщали женщин к мужским заботам, выступлениям с заявлениями, решениями, протестами и пр. Не было никаких союзов, советов казачек общественной направленности, были веками сложившие устои оказания взаимопомощи и содействие своего хутора, станицы, родственника, соседа»

«Для казака, если у него жена, кроме дома, еще где-то работала считалось позором – не в состоянии обеспечить семью – не заводи»

«Казаки, заклятые враги крепостного рабства, на женщинах тех народов, у которых существовало рабство, не женились, боясь этим передать своему поколению психологию раба. Вольный казак хотел, чтобы его избранница и подруга жизни была также вольной».

«При решении семейных дел они всегда имели равные права с мужчинами».

«Пожалуй, никто с такой любовью и так бережно не относился к своим женщинам, как казаки. Не случайно материнская тема в казачьем фольклоре — одна из самых емких и многогранных».

«Женская судьба многих казачек могла послужить сюжетом для авантюрного романа»

«Уже в детских военных играх со сверстниками-казачатами девочки получали первоначальные сведения о поведении во время войны, а большинство взрослых казачек умели обращаться с оружием и управлять конем».

«К браку казаки относились серьезно, измена каралась жестоко, но насильно мужа около жены и наоборот не держали, на Круге семьи создавались, на круге они же и разводились.  Собирается казак в поход, выводит свою жену на Круг: "Вот, честная станица, была она мне хорошей женой, верной, но теперь не люба она мне, кому люба, тот и бери. "Желающий взять отказную жену получал от женщины согласие, прикрывал ее полою кафтана, что означало снятие с нее бесчестия развода  и новое покровительство, за разводом следовал новый брак. В случае, если желающих не было или женщина отвергала предложение, она становилась свободной, но обижать ее не смел никто. Это были простые и наивные обряды, но соблюдались они очень строго, за нарушение их были предусмотрены жесточайшие кары, вплоть до "в куль, да в воду.."

«Вопреки широко распространенному мнению, казаки редко обижали своих жен, да и  казачки  имели характер самостоятельный и гордый. Современники писали: "Соедините красоту и обаяние русской женщины с красотой черкешенки, турчанки и татарки, да еще прибавь бесстрашие амазонки - перед вами портрет истинной  казачки"

«Казачки были не только труженицами, но и организаторами, они умели превосходно руководить жизнью своей семьи, грамотно распределяя обязанности между домашними»

«Если уж казачка берется за дело, то не просто доведет его до конца, но и сделает это красиво»

«Нет такой казачьей семьи, где бы не было культа деда, отца или мужа. Мужчина – казак – всегда был воином, казаки никогда не были крестьянами или кочевниками. Весь уклад их жизни был связан с единственным, что они умели делать лучше других – с военным искусством. Мужчина-воин, мужчина-защитник – тот, кто вызывал доверие и уважение. Поэтому абсолютный авторитет деда, отца или мужа для женщины — казачки понятен и непререкаем. Мужчина в доме – хозяин, царь и Бог для всех домашних. Его авторитет – это не насильно насаждаемое требование. Для казачки было естественным любить, уважать и почитать своего казака, невзирая на то, какие решения он принимал. Казачка всегда была за мужем, а не впереди него. Любовь к мужу была естественной. Казачка была верной, надежной, соратницей своего мужа во всех его делах и праведных и греховных, таков был неписанный закон и казачки никогда не нарушали его».

«Сам образ жизни и смешение многочисленных кровей наложили на казачек этот отпечаток. Даже в самых тяжелых жизненных невзгодах казачки не привыкли сдаваться, всегда с улыбкой, с юмором и с шутками»

«Большое значение имела женщина в казачьей семье как мать и хозяйка, как она умела посвятить себя семейной жизни и воспитать в подрастающем поколении любовь к родной земле, чувство национальной гордости, и кровной близости к единоплеменникам, чувство собственного достоинства, наряду с уважением к человеческой личности и к старшим. Свободная, в среде не знавшей рабства, крепостных господ, закрытых теремов ила гаремов, она сознательно, как полноправный член семьи отдавала свои силы, а часто и кровь для ее благосостояния и благополучия. Казаки упорно берегли свое племенное лицо и больше всего при помощи женщин, ревнивых хранительниц древних обычаев и чистоты крови».

«Несмотря на домострой и патриархат, традиционно принятый в казачестве, любая женщина была свободолюбивой и могла позволить себе высказать свое мнение, пошутить, а то и высмеять то, что ей не нравилось. И хотя казаки не допускали женщин на Круг, все станичницы и хуторянки пользовались уважением»

«Соблюдение этих правил приводило к тому, что казачьи семьи в подавляющем большинстве были крепкими, дружными, построенными на любви, уважении и взаимном почитании»

«В русской казачьей традиции на протяжении многих веков сложился образ отца, как человека, воплощавшего в себе закон, долг и честь, которому дано право определять жизнь детей и принимать решения, наказывать и миловать. Обычно отец, не вмешиваясь в мелкие домашние заботы и хлопоты, всегда выступал на первый план в ответственные моменты жизни своих детей»

«…отмечают патриархальность внутрисемейных отношений в казачьих семьях до XX в. Семьи были крепки взаимным уважением и держались на беспрекословном авторитете главы семейства»

«У истоков (казачьих) традиций  лежали уважение к старшим, почитание гостя, уважение к женщине»

«Почитание женщины, а особенно старшей сестры, прививалось с малого возраста. До глубоких седин младший брат знает старшую сестру только как «неньку», выхаживавшую брата, когда мама была занята домашней работой»

«По поведению женщины (будь то мать, сестра или жена) оценивался сам казак в той же степени, как и сам относился к ним. Придерживаясь христианской доктрины, казаки помнили: «Да убоится жена мужа своего». При этом сохранялись вековые устои: мужчина не вмешивался в дела женщины, а женщина – в дела мужчины. Обязанности были строго разграничены, и заниматься мужчине женским делом было позором»

«Женщина вне зависимости от своего статуса в семье была персоной №1 для защиты, т.к. она – будущее казацкого рода. Хоть у женщин того времени было не так много прав по сравнению с современницами, … они пользовались таким почтением, что права мужчин им не очень-то и были нужны»

«Казачка к мужу обращалась по имени-отчеству, а к незнакомому казаку – только «мужчина». Она не появлялась на людях без покрытой головы, не носила мужской одежды, а стрижка волос считалась позором.
К своей жене казаки обращались по имени (в пожилом возрасте – «мать» или даже по имени-отчеству). К женщине-незнакомке казаки обращались – согласно возрасту: «мамаша», «сестра», «дочка» («внучка»).

«Казаки любили приукрашать свои боевые заслуги во время застолий, но они не лгали в быту, и особенно – в делах.

«Их жены могли причитать мужьям, мол, «никогда под руку меня не возьмешь, не прижмешься ко мне, ребенка не приголубишь – как дикарь!». В душе казаки испытывали стыд за то, что выжили в сражении, где пали их товарищи. Им не хотелось своим счастьем лишний раз напоминать о горе казачкам, потерявшим своих мужей. Чтобы безутешная вдова не объясняла маленькому ребенку тяжелую правду, что отец больше не вернется, казаки никогда не брали своих детей на руки»

«Женщины не имели права вмешиваться в воспитание казачонка когда тому исполнялось семь, так как в этот момент наступала ответственность маленького казака перед миром, а когда старшие уезжали из дома, он оставался за хозяина».

«Ошибочно было бы думать, что вся жизнь казачки заключалась в детях, хозяйстве и угождению мужу. Это было скорее воплощением в жизнь главного природного предназначения женщины, давшей человеку жизнь, - своим трудом и заботой доводить его до пути самостоятельности»

Казак — в нескольких тюркских диалектах означает „свободный человек“, „свободный искатель приключений“.

Шоу перевоплощений

    Шоу перевоплощений на Первом канале – мой гипноз. Не могу оторваться, смотрю «пачками» по несколько серий. Благодарна и за «Повтори», и за «Один-в-один», и за «Точь-в-точь». Мой восторг перед силой и возможностями человеческой природы неописуем.
    Большинство людей никогда не выходили на сцену, не входили в роль, не взаимодействовали с партнером из роли, и считают актерскую работу легкой. А уж работу пародистов вообще ни в грош ни ставят, в то время как понять и почувствовать природу другого человека, впустить ее в себя – это уже магия, область эзотерики.
    Все в материальном мире имеет свою вибрацию, природа вселенной вибрационна. Попасть в образ, скопировать голос, манеру двигаться и говорить значит выйти на другую вибрацию, сойдя при этом со своей. Достать из своего тела другой голос, в то время как связки привыкли быть в определенном положении; раскачать тело под другую пластику, - бог мой, как это тяжело! - потому что психика сопротивляется ужасно; начать жить в вибрациях другого человека, на его волне, значит начать переживать совершенно новые чувства. Это перевоплощение и есть. В другого человека или в новый собственный образ, который будет соответствовать новым целям вашей жизни, - это уже на выбор.
    Люди часто говорят, что жизнь вошла в колею и хочется нового. А откуда бы ему взяться, если есть привычная система реагирования? Или они ощущают, что давно перешли на другой уровень развития, но не вписываются в новое окружение, поскольку тянут назад старые образцы поведения, и выскочить из них не получается. Это сплошь и рядом, и многие попросту не знают, что с этим делать.
    Актерский навык - удивительная уникальная возможность человека меняться, записанная профессией, в то время как обладать ею и технологией перемен значит уметь совершать запланированные путешествия внутри собственной жизни.
    Я безмерно уважаю актерскую профессию, лучшие ее представители в работе над собой постоянно. Это работа ума и сердца, воли и духа. Для участников шоу перевоплощений – большая удача. Во-первых, это серьезный вызов самим себе. Во-вторых, возможность соприкоснуться близко с другим человеком всегда подарок судьбы, ибо ты становишься его адвокатом. Каким бы он ни был, ты начинаешь его любить и принимать и понимать вместе с ним еще больше людей его склада. А значит, любви к миру становится больше.
    Сейчас не лучшее время для кино и театра, и не так много возможностей себя проявить, а талантливые люди приходят, их энергия требует выхода. Удивительное дело, когда они раскрываются не через собственное творчество, а через чужие образы и песни. Какой феерический диапазон у Аниты Цой, у Савичевой и Сати Казановой невероятные актерские способности, Алексей Чумаков просто маг и волшебник, энергия Тимура Родригеса завораживает, - и все это открылось в шоу. То, что эти люди делают в собственном творчестве для меня, например, абсолютно не привлекательно. Но если у них такие возможности, значит, есть шанс совершенно другого уровня самовыражения. В первую очередь после осознания себя и широты диапазона собственных проявлений.  Именно этого всем и желаю.

В мире, где нет тайны

   
Эдак как начну грустить, так и остановиться не получается. Спускаюсь вчера к вахтеру, чтобы он в балетном классе вентиляцию включил, а у него телевизор работает. Передача с убедительным названием про «поженимся» идет. Телеведущая колхозно-рыночным голосом с экрана вещает: «А что, хорошая же девочка, надо брать».
В такие момент мне на каком-то глубинном уровне становится понята фраза: «Сквозь землю со стыда провалиться»…
И это люди смотрят много лет подряд, передача идет в прайм-тайм.
Брала интервью у одного кинорежиссера, он сказал, что с некоторых пор не ездит на такси и машины не ловит. «Понимаете, у них всегда играет шансон, а я и слушать это не могу, и неловко просить выключить». Ходит по городу пешком, так думать проще, и «не фонит» шансоном.
И вроде все сделаешь, «чтобы не фонило», а откуда-нибудь, да возьмется. В мире, где нет тайны, слова как неструганные доски. Прикасаешься секунду, а потом тратишь полчаса, чтобы вытащить все занозы и еще саднит.
У моей подруги есть сакраментальная фраза: «Что у этих людей в голове? Мятая черешня…» Процесс превращения мозга в мятую черешню занимает определенное время, но, думаю, отличным индикатором служит телевизор. Когда то, что там показывают, перестает вызывать дискомфорт, - все, примите поздравления, свершилось.  Другой вопрос, каковы шансы сохранить в себе что-то живое, когда кислотность окружающей среды на уровне H2SO4.
Общаюсь с женщинами и слышу: «Невозможно найти нормального мужчину». Общаюсь с мужчинами, они говорят то же самое про женщин. Люди на протяжении всей истории рода человеческого искали любви, только происходило это в разных социо-культурных условиях.  Война и голод не самые страшные из них.  Страшнее как сейчас – вроде все хорошо, и не надо выживать, а информационное пространство  забито мусором, сквозь который прорываются единицы.
Момент знакомства и сближения двух людей –  таинство, свидетельство готовности души пережить чувственный опыт. Возможность открыться любви – величайшая  милость. Это тонкие материи, их не запихнуть в продуктовую корзину. Зато подделки под любовь хорошо продаются.
Сколько раз сталкивалась с пикаперами, столько раз удивлялась – кто на это ведется? Пустой мальчик с пустыми глазами, реакция на первые же слова – страшная неловкость, дискомфорт, желание сбежать. Тебя обесценили, вывели на уровень товара, как это можно не чувствовать? Другой вопрос, чувствует ли хоть что-то тот, кто это делает.
Некоторые женщины делают то же самое. Пристальный взгляд в мужской кошелек почему-то объясняет им все тайны вселенной. «Хороший мужчина, надо брать».  И ни одной мысли на тему – а хорошо ли тебе с ним, интересно ли, нравится ли тебе то, чем он увлечен, созвучен ли тебе его образ мыслей?
И хотя  закон подобия никто не отменял, порой кажется, люди просто не доходят друг до друга, потому что не хватает сил разгрести мусор. Остановиться, почувствовать момент и выдернуть себя из обломков навязанных мыслей и пережитого опыта. А может это просто трусость, страх быть живым. Обнаруживать свою искренность, ведь она так похожа на слабость. А главное, искренность не дает вам никаких социальных гарантий и не ведет к печати в паспорте. Сложный для продажи продукт. Гораздо проще вести статистику браков. Поженились? Плюс один. А дальше трава не расти.

Жизнь в страсти


Пошла к своей знакомой в гости. Поднимаюсь на четвертый этаж пешком, на третьем останавливаюсь – прямо на лестничной площадке (сталинка) стоит старая массивная мебель (сосна, морилка, лак). Большой шкаф и две вытянутые тумбы. Абсолютно нестандартные, явно сделанные на заказ. Все немного потертое и покоцаное, шкаф по боковине треснул, но в умелых руках станет как новое. Полиэтиленом прикрыто, скотчем заклеено. Короче, не нужно никому.

Прихожу к подруге, говорю: кому мебель-то не нужна? Она, оказывается, ее вообще не видела, хотя тоже ходит пешком. Ну что делать? Спустилась на этаж, рассматриваю мебель еще раз, и… звоню в первую попавшуюся квартиру. Как говорится, в яблочко.

Открывает дядька, очень удивляется. Говорит мол, на дачу увезу, расставаться с мебелью не готов. Так и оказалось, что делали ее на заказ в 50-е годы, и она долго стояла в квартире с четырехметровыми потолками. Поговорили, расстались. Еду домой и думаю: вот она, жизнь в страсти. Желание диктует, и не остановишься. А ведь могла бы мимо пройти… Да нет, не могла)).